Rambler's Top100
 станки для ремонта двигателей
 
Специализированный моторный центр
 
СМЦ АБ-Инжиниринг - на главную страницу
 
 
Украинское представительство   Translate into English 
 
бюро моторной экспертизы 
 промышленное оборудование ремонт деталей двигателей 
 оборудование для мойки и очистки моторные запчасти 
 вспомогательное оборудование цены на работы 
 слесарный инструмент наши специалисты 
 производство двигателей наши партнеры 
 ремонт двигателей как проехать в СМЦ 
 библиотека наших станков форум мотористов 
 опыт работы и СМИ архив 
Мы на Facebook - заходите в гости      записаться на ремонт  запросить станки     заказать запчасти    
Сервис и механический цех нашего моторного центра: телефон +7 495 545 - 6936, +7 495 502-5964, e-mail: ab@ab-engine.ru

Э.А.Шершер "Тайна гибели Гагарина"


Быстрый переход


Главная страница

ТЕХНОЛОГИИ


Ремонт головок блока цилиндров:
как это делается
- смотрите видеорепортаж из нашего цеха.


Технологии капитального ремонта ГБЦ

Технологии производства Технологии производства двигателей

King Engine BearingsПодшипники King
Технологии ремонта двигателей
Оборудование

ОБОРУДОВАНИЕ


AMC-SchouОборудование AMC-SCHOU ROBBIОборудование ROBBI Оборудование для ремонта головок блока цилиндров DALCAN Machines-DenmarkОборудование DALCAN Machines-Denmark GuysonОборудование GUYSON POLAR TOOLSИнструмент POLAR TOOLS Склад станков и оборудования Библиотека наших станков


Услуги

УСЛУГИ


Ремонт двигателей Бюро моторной экспертизы

Моторные запчасти

Цены на работы


Информация

ИНФОРМАЦИЯ


Как проехать в СМЦ

Библиотека наших станков

Пользователи наших станков

Наши специалисты

Наши партнеры

Наши исследования в авиации
Научная работа Вакансии

Опыт работы и СМИ

Из ремонтной практики СМЦ

Мы рекомендуем...

Форум мотористов


Архив

АРХИВ


Специализированный моторный центр "АБ-ИНЖИНИРИНГ" работает с 1997 г.

Основная деятельность компании - ремонт автомобильных двигателей. Компания имеет центр механической обработки деталей двигателей, оснащенный импортным станочным оборудованием высшего качественного уровня производства фирм AMC-SCHOU (Дания), ROBBI (Италия) и SERDI (Франция).

СМЦ "АБ-ИНЖИНИРИНГ" является российским представителем известных мировых лидеров в производстве оборудования и инструмента - компаний AMC-SCHOU, POLAR TOOLS (Дания), ROBBI, SERDI Srl (Италия), GUYSON (Англия).

Благодаря передовым технологиям и квалифицированному персоналу в сочетании с современным шлифовальным, расточным и хонинговальным оборудованием компания обеспечивает высшее качество ремонтных работ и является одним из лидеров на рынке моторно-ремонтных услуг России.

Наш моторный центр «Шереметьевский»:
тел. +7 495 545 - 6936, +7 495 502-5964,
e-mail: ab@ab-engine.ru

АБ-Инжиниринг - главная страница
Эксклюзивный материал — глава "Катастрофа века" из книги Э.А.Шершера "Тайна гибели Гагарина"
(изд-во "Харвест", Минск, 2006), публикуется в исходном варианте без купюр и исправлений с разрешения автора.


КАТАСТРОФА ВЕКА (продолжение)

Последняя минута

После катастрофы Ю.Гагарина прошло уже более сорока лет, а страсти вокруг нее по-прежнему не утихают. До сего времени нет четкого представления о том, что же произошло в этом полете, и что явилось причиной гибели экипажа. Спустя столько лет у всех, в том числе и у специалистов авиации, не сложилось единого мнения об истинной причине случившегося. Люди остались неудовлетворенны выводами аварийной комиссии. Поэтому время от времени возникают разные суждения и мнения о том, что произошло, и в этом нет ничего удивительного. Так и должно быть, раз четкого ответа на поставленный вопрос в свое время не последовало.

Попробуем теперь подытожить все, что более или менее достоверно известно по поводу катастрофы, то есть то, что прямо или косвенно подтверждается имеющимися фактами.

Как считает профессор С.Белоцерковский, на последнем этапе полета самолет находился в режиме пикирования, и экипажу не хватило 200-300 метров высоты, а, если перевести на время — всего двух секунд, для вывода самолета из пикирования. Большинство специалистов согласились с этим выводом профессора С.Белоцерковского. На последнем этапе самолет действительно пикировал, что подтверждается величиной углов крена и тангажа, установленных при расследовании.

Многие авторы статей, опубликованных в различных изданиях, пишут о подвесных топливных баках и их емкости (по 260 литров каждый). Это, по мнению большинства, самый неудачный с точки зрения аэродинамики вариант для выхода из пикирования, т.к. ограничения по перегрузке у самолета с такими баками — до трех, а без баков — до восьми g (ускорение свободного падения, равное 9,81 м/с2). Однако никто из этих авторов даже не упоминает (намеренно или случайно, по незнанию?), что упражнение №2 КБП-ИА-67 (полет в зону), которое выполнялось экипажем, заканчивается следующей фразой: "…полет выполняется без подвесных баков". Таким образом, налицо грубое нарушение КБП при подготовке самолета к полету на земле. Это первое.

Далее, такой "малозначащий" факт: на выполнение упражнения №2 отводится 20 минут, но уже через четыре минуты двадцать секунд после начала выполнения упражнения экипаж доложил об его окончании. Это означает, что, с одной стороны упражнение полностью за такое время выполнено быть не могло, а с другой стороны — можно предположить, что экипаж зарезервировал себе время (примерно 15 минут) "свободного полета". Для какой цели?

Некоторые специалисты заметили эту странность и поспешили объяснить ее плохим самочувствием В.Серегина, сложными метеоусловиями, неисправностью самолета и другими причинами, якобы заставившими Ю.Гагарина досрочно закончить выполнение задания. К сожалению, ни одна из этих гипотез не имеет какого-либо фактического подтверждения. Более того, при досрочном окончании выполнения задания руководитель полетов обязан был запросить причину, но этого и не было сделано.

И вот спустя 30 лет после катастрофы в газете "Московский Комсомолец" от 28.03.98 г. появляются свидетельские показания очевидца, наблюдавшего то, что происходило в небе непосредственно перед катастрофой, — лесника Новоселковского лесничества И.И.Поддувалова. Причем запись свидетельских показаний была сделана сразу же после падения самолета. Она стоит того, чтобы привести ее дословно.

Генерал-полковник Н.Каманин, Герой Советского Союза, руководитель отряда космонавтов Первым отметил нестыковки официальной версии катастрофы, в частности, несоответствие расстояния между местом доклада Ю.Гагарина об окончании выполнения задания и местом падения самолета со временем катастрофы, названным комиссией.

Генерал-полковник Н.Каманин, Герой Советского Союза, руководитель отряда космонавтов. Первым отметил нестыковки официальной версии катастрофы, в частности, несоответствие расстояния между местом доклада Ю.Гагарина об окончании выполнения задания и местом падения самолета со временем катастрофы, названным комиссией..

Летчик-космонавт СССР, генерал-лейтенант Г.Береговой, Дважды Герой Советского Союза. Первым обратил внимание на несоответствие официального расположения зон пилотирования в районе катастрофы с реальной схемой зон и требованиями безопасности полетов. Огромный летный опыт Г.Берегового сыграл тем самым злую шутку над всеми авторами и защитниками официальной версии катастрофы

Летчик-космонавт СССР, генерал-лейтенант Г.Береговой, Дважды Герой Советского Союза. Первым обратил внимание на несоответствие "официального" расположения зон пилотирования в районе катастрофы с реальной схемой зон и требованиями безопасности полетов. Огромный летный опыт Г.Берегового сыграл тем самым злую шутку над всеми авторами и защитниками официальной версии катастрофы.

"Я работаю лесником в Новоселковском лесничестве, и этот кордон находится примерно метрах в 600-700 от места падения самолета. Неожиданно мы увидели реактивный самолет, который на большой скорости пролетел на бреющем полете буквально над верхушками леса и поднялся чуть ли не вертикально вверх. Таким образом он повторял свои виражи то вверх, то вниз. А после пошли в помещение, где жили, сели, закурили и вдруг услышали сильный вой мотора, даже стекла в окнах задрожали. Я уставился в окно, и здесь раздался сильный взрыв, такой, что штукатурка с потолка посыпалась. Я сразу же выбежал на крыльцо, и передо мной вверх над лесом взвивалось облако черного дыма. Я вернулся домой и говорю соседу: "Видимо, долетался".

Очень интересное показание. Сразу же возникают вопросы. Во-первых, почему только через 30 лет появилось это свидетельское показание, знали ли в комиссии об этих показаниях? И, во-вторых, стыкуются ли эти показания с радиообменом и результатами хронометража, вообще со всеми известными фактами?

На первый вопрос ответа, видимо, уже не найти. А вот для ответа на второй вопрос кое-какие данные имеются. И получается интересная картина.

Начнем с данных комиссии о времени катастрофы. Известно, что в 10.30.10 Ю.Гагарин запросил разрешение на переход с курса 70 на курс 320 и, получив добро, подтвердил: "Понял, выполняю". После этого в эфир он больше не выходил. По бортовым часам самолета и наручным часам Ю.Гагарина, хотя они практически полностью были разбиты (известны данные, что были найдены одна за другой две половины часов Гагарина), криминалистическая экспертиза каким-то образом смогла определить время от момента окончания последнего доклада Ю.Гагарина до момента столкновения с землей — 1 минута плюс-минус 20 секунд. Но целый ряд исследователей отмечает, что время до катастрофы, вполне возможно, было больше, что самолет столкнулся с землей между 10 час 30 мин и 10 час 32 мин. Тогда время после последнего доклада уже не укладывается в официальные рамки — оно вполне могло быть порядка 2-х минут. Принимая начальную высоту полета 4000 м, а скорость снижения самолета 100 м/сек (километр высоты "съедается" за 10 сек), времени оказывается достаточно, чтобы, снизившись, произвести каскад фигур (горки и пикирования).

Генерал Н.Каманин идет еще дальше и пишет, что это время могло быть от 10 час 32 мин до 10час 43 мин. Кроме того, велась радиолокационная проводка самолета Ю.Гагарина, когда он летел за границей зоны, но в дальнейшем ее приняли — ошибочно или намеренно, за проводку другого самолета.

Итак, с часами уже не все так просто и понятно. Более того, просматривается желание членов комиссии это время по возможности сократить, чтобы доказать справедливость "штопорной версии". Поэтому неудивительно, что комиссия потратила немало времени и сил, работая с часами. И не только с разбитыми — говорили, что у посла СССР в Швейцарии (по другим данным — у космонавта Г.Титова) были точно такие же часы, как и у Ю.Гагарина. По просьбе из Москвы их передали комиссии.

Выходит, остатков наручных часов Ю.Гагарина и бортовых часов самолета комиссии не хватило. Не хватило, по всей видимости, и рабочего образца бортовых часов, который, очевидно, был в распоряжении комиссии. И, не исключено, даже не в одном экземпляре. А вот "посольских" часов оказалось достаточно. Только так, якобы, и удалось установить "истинное" время катастрофы. И оно всех вполне устроило.

Смотрите, какая получается картина: если "птица" не проходит, значит, надо обязательно "завалить" самолет другим способом. Например, с помощью "резкого маневра" от мифического препятствия путем попадания в "закритические режимы", проще говоря, в штопор. Обе версии недоказуемы, никаких фактов нет, но решают одну и ту же задачу — снимают всякие обвинения с тех, кто действительно должен нести ответственность за эту катастрофу.

Иными словами, если за последним докладом и столкновением с землей прошла минута, то самолет ну уж точно попал в штопор, в "закритические режимы". А если нет, не минута? Ведь на самом деле это время могло быть и больше. А тогда и штопор оказывается под большим вопросом.

Непонятна также ситуация с оператором проводки самолета. Имелась запись радиолокационной проводки самолета до конца полета, по времени как минимум на 2 минуты дольше, чем указано в выводах комиссии. Тем не менее, в дальнейшем эту запись объявили проводкой другого самолета, а систему фотографирования экрана локатора, применяемую в то время, — неработающей. Почему? Как утверждают некоторые специалисты, на локаторе и визуально было видно, что после последнего доклада Гагарина самолет полетел в сторону, противоположную от аэродрома и, выполняя произвольные фигуры, столкнулся с землей. При этом отметка самолета на экране локатора пропала только в 10 час 44 мин, т.е. через 14 минут после доклада! Но впоследствии стали говорить о том, что ни локатор, ни система фотографирования экрана не работали…

Не меньший интерес представляет упоминаемый некоторыми авторами факт, что оператора по приказу заместителя Главкома ВВС генерал-полковника П.Кутахова сразу куда-то "убрали".

Генерал Н.Каманин, которого трудно обвинить в необъективности, в своей книге приводит очень важные данные, которые, вполне вероятно, являются ключом к разгадке тайны этой катастрофы. Он утверждает, что "в момент прекращения связи самолет находился в 30 км от аэродрома и летел к нему, а упал в 64 км от аэродрома и курсом на юго-запад". Откуда такие данные у генерала? Кроме как с проводки самолета их взять неоткуда.

Гибель Гагарина: разбитые при катастрофе часы Юрия Гагарина. Почему-то они показывают время 10.44, а не 10.32, как утверждает комиссия  - нажмите, чтобы увеличить

Доказательством внезапности падения самолета через 1 мин после доклада о выполнении задания явились разбитые часы Юрия Гагарина, по которым якобы точно определено время удара самолета о землю. И это время всех устроило, хотя многие факты говорят о том, что самолет упал далеко от места доклада и намного позже. Посмотрите внимательно на разбитые часы — минутная стрелка на них действительно находится в положении, соответствующем 43-44-й минуте!. Интересно, кто в комиссии дал команду считать это положение соответствующим 31-32-й минуте, а все внимание сосредоточить на секундной стрелке? (фото с сайта www.rus.ruvr.ru).

Воздушная обстановка в районе катастрофы по данным радиообмена и наблюдений оператора РЛС, восстановленных по памяти, якобы вследствие неисправности системы фотографирования экрана:
1- маршрут самолета "625", конечно, требует дополнительного уточнения, но время после доклада Ю.Гагарина до падения самолета никак не укладывается в 1 минуту; 2- самолеты "631" и "632" в момент времени 10:43 находились уже в районе аэродрома Чкаловская, а никаких "неопознанных" Су-11 и Су-15 не наблюдалось.

Список самолетов, находившихся в зонах №20 и №21 27.03.1968
10:27 - начало выполнения задания экипажем самолета "625", 10:30:10 - потеря радиосвязи после доклада об окончании выполнения задания, 10:43 - исчезновение отметки на экране радиолокатора. Н - высота полета в метрах, Д - относительное удаление от самолета "625" в километрах.
Обращает на себя внимание тот факт, что границы зон пилотирования №№20 и 21, вероятно, намеренно сделаны неразличимыми.

Испытатель парашютных систем В.Галайда, который в этот день из-за плохой погоды был вынужден прекратить прыжки в районе г.Киржач, вспоминает, что после снижения до высоты 2000 м самолет резко изменил курс и полетел в сторону, противоположную аэродрому.

Иными словами, после доклада о выполнении полетного задания и дальнейшего полета в сторону аэродрома самолет пролетел не менее 34 км в совершенно противоположную сторону. Как установила комиссия, с момента доклада до катастрофы прошло около одной минуты. Нетрудно подсчитать, что для преодоления за такое время расстояния в 34 км потребуется скорость около 1500 км/час. Это значительно превышает максимальную скорость самолета типа УТИ МиГ-15.

Что-то не стыкуется… А что, если пойти в обратную сторону? Если принять среднюю скорость самолета, к примеру, за 700 км/час, то время полета составит около 3 мин. Из этого следует, что имеющаяся радиолокационная проводка самолета Гагарина-Серегина при полете за границей зоны, по всей вероятности, и принадлежит этому самолету, хотя в дальнейшем ее объявили проводкой другого самолета.

Текущим (и наиболее ранним) временем катастрофы следует считать время последнего радиообмена 10 час 30 мин плюс 3 мин., т.е., приблизительно 10 час 33 мин. Тогда этого времени становится достаточным, чтобы выполнять произвольные фигуры, включая бреющий полет, горки и пикирования.

Интересно и другое. Приняв за истину эту самую минуту, придется сразу принять версию комиссии и других многочисленных исследователей — что-то внезапно случилось, и самолет потерял управление. Между тем, посмотрев на схему зон пилотирования, которую приводит профессор С.Белоцерковский, можно заметить, что на ней нет четких границ этих зон. С другой стороны, многие исследователи упоминают зону №20, где экипаж должен был выполнять полетное задание, но мало кто из них задумался о том, где ее границы и как по отношению к ним расположено место падения самолета?

В этой связи нельзя обойти вниманием данные, приведенные в книге Б.Мурасова "Убийство космонавта Юрия Гагарина", где проблеме расположения зон пилотирования уделено достаточно серьезное внимание. Хотя при этом нельзя не отметить, что сама версия автора об убийстве так же далека от истины, как и подавляющее большинство других версий, придуманных за годы, прошедшие с момента катастрофы.

Действительно, согласно многим исследователям получается, что зона №20 есть, но где она — толком никто не знает. И никому не интересно. Почему — понятно. Если место падения располагается в пределах этой зоны, ее границы легко разрешается нанести на любую схему. И тогда, действительно, можно предположить любую внезапную причину, по которой самолет вдруг потерял управление… А если место падения самолета расположено за пределами зоны №20? Да еще и в сторону, противоположную аэродрому, куда самолету лететь никак не меньше 3 минут? Тогда, чтобы уложиться в заданное время — 1 минута +_ 20 сек, видятся два варианта - или "передвинуть" на карте населенные пункты, или не наносить на нее границы зоны. Чтобы просто запутать дело.

Передвинуть на другое место деревню Новоселово, конечно, непросто. Куда проще переместить границы зоны или просто их не указывать — так, чтобы никто не мог сопоставить их с местом падения или усомниться, что самолет упал в строго "заданном" месте. Сказано — сделано. Результат легко увидеть на схеме профессора С.Белоцерковского, где вообще понять расположение зон весьма затруднительно. Между тем, имеется достоверное свидетельство генерала Г.Берегового о том, что деревня Новоселово, вблизи которой упал самолет, не входила в зону №20, отведенную экипажу для пилотирования.

Более того, Г.Береговой прямо указывает, что в схеме, используемой С.Белоцерковским, допущена существенная неточность в расположении зон пилотирования. Так, согласно Г.Береговому, в схеме, вероятно, взятой С.Белоцерковским из материалов комиссии, зоны №№ 20 и 21 расположены рядом и вытянуты в направлении от аэродрома, при этом зона №20 захватывает место падения самолета. Однако Г.Береговой приводит совсем другую схему, где зоны расположены в направлении от аэродрома — одна за другой. И что самое интересное, место падения самолета расположено приблизительно между зонами, т.е. явно за границей зоны №20. Кроме того, Г.Береговой отмечает явное несоответствие схемы С.Белоцерковского с принципами организации полетов в указанных зонах.

Так, в зонах №№ 20 и 21 в злополучный день практически одновременно выполнялось пилотирование самолетов с позывными 625 и 614. Если допустить расположение зон согласно С.Белоцерковскому, то самолет с позывным 625 после окончания задания при выполнении штатного маневра с левым разворотом на 320 градусов на курс аэродрома был вынужден неминуемо пересечь границы зоны №21. Что могло вызвать опасное сближение с самолетом, находящимся в соседней зоне №21. А потому такая схема расположения зон не могла иметь места в действительности, поскольку она противоречит принципам безопасности полетов. Кроме того, даже на "официальной" схеме хорошо видно направление полета самолета 614, что входит в полное противоречие с этой схемой, но полностью подтверждает схему Г.Берегового. Интересно, почему десятки и сотни "исследователей" предпочли "не заметить" это очевидное несоответствие?

Трудно сказать, кому понадобилось "подменять" схему расположения зон, но она очень хорошо "вписалась" в штопорную версию катастрофы, согласно которой самолет мог попасть в спутную струю от другого самолета. И этот другой самолет — вот он, якобы делал пилотаж в зоне рядом с самолетом 625, и "подвинуть" его на схеме можно куда угодно. Но заметьте — о переговорах экипажа самолета 614 с руководителем полетов никто не сказал ни слова, хотя они многое могли бы прояснить. Очевидно, такие данные пошли бы уже вразрез с "разрешенной" версией, что никак нельзя было допустить. Поэтому пришлось о самолете 614 "забыть" и "придумать" другой (Су-11, Су-15 и т.д.). Как будто кто-то невидимой рукой подталкивал профессора С.Белоцерковского к "правильным" выводам…

Тем не менее, опираясь на данные генералов Н.Каманина и Г.Берегового, уже можно считать доказанным тот факт, что самолет выполнял пилотаж в зоне №20, как это и было предписано полетным заданием, а упал далеко за границами этой зоны. То есть, вполне вероятно, никакой внезапности при этом не было. А значит, не было и штопора. А что же было? Время, по крайней мере. Его было вполне достаточно, чтобы самолет оказался далеко от того места, где ему "предписывалось" быть согласно официальной версии. Так сколько же времени действительно для этого потребовалось? Три минуты или больше?

Похоже, напрасно генерал П.Кутахов отчитывал оператора за то, что он ошибочно вел в это время другой самолет: оператор как раз все еще продолжал вести самолет Ю.Гагарина. А вся эта история со временем катастрофы и часами только еще раз подтверждает, что комиссии очень "мешали" те "лишние" минуты, которые самолет находился в воздухе. Ну что же, пусть время, принятое комиссией равным 1 минута + 20 сек, останется на совести специалистов, работавших с часами.

Но вернемся к показаниям очевидца И.Поддувалова. Он видел, как самолет прошел бреющим полетом над лесом, потом дважды взмывал в воздух и пикировал, пока не врезался в землю. Следовательно, эти фигуры выполнялись уже после доклада экипажа об окончании полетного задания. Если бы это происходило до доклада, то в связи с гибелью и самолета и экипажа такого доклада просто не могло быть.

Между схемами расположения зон пилотирования, приведенными С.Белоцерковским, вероятно, из материалов комиссии по расследованию причин катастрофы Гагарина-Серегина (вверху), и генералом Г.Береговым (внизу) есть принципиальная разница - верхняя схема противоречит принципам безопасности полетов и, скорее всего, является ложной. На самом деле самолет упал за границей зоны №20 через 3-14 мин после доклада  - нажмите, чтобы увеличить

Между схемами расположения зон пилотирования, приведенными С.Белоцерковским, вероятно, из материалов комиссии (вверху), и генералом Г.Береговым (внизу) есть принципиальная разница - верхняя схема противоречит принципам безопасности полетов и, скорее всего, является ложной. Изменить действительное расположение зон пилотирования потребовалось с целью включить в зону №20 место удара самолета о землю, чтобы "доказать" внезапность падения самолета через 1 мин после доклада Гагарина о выполнении задания. На самом деле самолет упал за границей зоны №20 через 14 мин после доклада. Кроме того, обратите внимание на траекторию полета самолета "614" в зону 21 на предыдущем рисунке (она явно не соответствует "официальной" схеме расположения зон, но точно укладывается в схему Г.Берегового).

Схема движения самолета УТИ МИГ-15 борт.№18: находясь на расстоянии 30 км от аэродрома Чкаловский, после доклада о выполнении задания и прекращения связи самолет пролетел 34 км в направлении, противоположном аэродрому. Согласно данным аварийной комиссии, после последнего радиообмена до столкновения с землей прошло 1 мин. +/- 20 сек. Если взять наибольшее время - 80 сек, то пролететь 34 км за это время можно только со скоростью свыше 1500 км/час. Поскольку такую скорость самолет УТИ МИГ-15 развить не в состоянии, самолет за указанное время мог упасть не далее точки 9 (около 35-40 км от аэродрома). Реальная же точка падения самолета - 6, находится за границей зоны №20 на расстоянии 64 км от аэродрома. "Совместить" точки 6 и 9 можно только в случае, если изменить границы зоны пилотирования, как показано на предыдущем рисунке.

Далее, очень трудно представить, что все эти фигуры выполнял один самолет, а упал совершенно другой. Потому что не только пилотаж, но и просто пролет зоны другим самолетом, кроме как надуманными гипотезами, ничем не подтверждается. Даже если считать, что на бреющем полете пролетал другой самолет (например, тот же Су-11 или Су-15), то тот самолет, о котором говорит И.Поддувалов, продолжал набирать высоту и пикировать уже после его пролета.

Можно еще проще: если врезался в землю самолет УТИ МиГ-15 борт.№18, то получается, что и все предыдущее выполнял тоже он. А коли так, то нет смысла гадать о том, что за препятствие оказалось на пути самолета, по какой причине он попал в "закритические режимы" — резко отвернул от облака, шара-зонда, неопознанного самолета или других посторонних предметов. Если экипаж позволил себе грубо нарушить подготовку самолета на земле, не сняв подвесные баки, как это было предписано, и не получил данных о погоде перед полетом, то он мог точно так же нарушить полетное задание — выполнять не предусмотренные этим заданием упражнения в воздухе. И в последнем пикировании чуть запоздать с выходом из него, всего на две секунды...

В 1968 году об этой версии не только говорить, но даже думать было нельзя. Выше уже упоминалось о докладе автора на комиссии по результатам исследованию останков птицы, доставленных с места падения самолета. И стоило только сказать о том, что это — сойка, которая летает на высоте 50-70 м, у комиссии сразу пропал интерес к версии "птица". Оно и понятно — становилось очевидным, что самолет шел на бреющем полете, а этого не должно было быть согласно всеобщему пониманию сложившейся в то время политической ситуации.

Но проблема в том, что истина определяется не большинством голосов участников дискуссии, не их служебным рангом и не количеством и величиной звезд на погонах, а количеством и качеством собранных данных и представленных фактов. Например, тот же свидетель И.Поддувалов видел, как самолет вертикально взмывал, а потом пикировал, но про облака не обмолвился ни одним словом. Значит, и видимость, возможно, была вполне нормальная?…

Специалисты совершенно справедливо отмечают, что к некоторым показаниям свидетелей надо относиться аккуратно. Совсем другое дело с показаниями свидетеля И.Поддувалова. Они просты по содержанию, искренни, не надуманы. Отвергнуть их целиком, не приняв, как версию, не профессионально. Да и вообще, показания свидетелей, наблюдавших случайно за последним этапом полета самолета, могли бы существенно помочь в установлении причины. Может быть, они не были приняты комиссией во внимание?

Что же известно из показания других очевидцев? Они опубликованы и в целом не противоречат тому, что говорил И.Поддувалов.

Н.И.Шальнов: "Из облаков с ревом выскочил истребитель и, легко покачивая крыльями, пошел к земле, потом, подняв нос, устремился уйти в небо. Но вот он пролетел почти над домом и со свистом и диким ревом мотора, ломая верхушки берез, врезался в лес".

Сотрудница зверопитомника: "Самолет не летел, как обычно, а как-то странно опускался на меня, потом он взревел и скрылся за деревьями".

Д.Сидоров: "Самолет вышел из облаков, резко пошел вниз, затем в сторону и вверх, за ним потянулось облако дыма, полоса огня и он снова скрылся в облаках".

Ю.Семенов: "Самолет стал неожиданно падать под большим углом. Вблизи земли самолет сделал "горку", вновь сорвался в пике и, срезая верхушки деревьев, на огромной скорости врезался в землю".

Кстати, интересно, что практически никто из авторов различных версий старается не упоминать о том, что есть такие показания очевидцев. Почему бы это? Возможно, одной из причин является их явное "неудобство" для комиссии и последующих сторонников "штопорной" и аналогичных версий. Есть данные, согласно которым группа по выявлению возможных очевидцев катастрофы, едва начав работу, была и вовсе упразднена комиссией. Если это так, то вполне объяснимо — ведь очевидцы давали совсем "не те" показания, которые от них ожидали… И в целом согласуется с тем, что подавляющее большинство исследователей, как, вероятно, и сама комиссия, предпочли "забыть" про очевидцев и не упоминать их показания вовсе.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

В НАЧАЛО


На главную




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
СМЦ "АБ-Инжиниринг"© 2001. Все права защищены